Меню

Касса: (8172) 77-07-77

Известный пианист Павел Нерсесьян: «Музыка открывает множество дверей, и первая из них – удовольствие»

Известный пианист Павел Нерсесьян: «Музыка открывает множество дверей, и первая из них – удовольствие»

Для слушателей Вологодской филармонии 17 января выступил заслуженный артист России, лауреат международных конкурсов, пианист Павел Нерсесьян.

Музыкант является профессором кафедры специального фортепиано фортепианного факультета Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского. Он получал премии в каждом конкурсе, в котором участвовал, включая конкурс им. Л. В. Бетховена в Вене в 1985 г., конкурс Паломы О`Ши в Сантандере (Испания) в 1987 г. и в Токио в 1989 г. 

Открыли концерт «Рейнские песни» Ж. Бизе, затем публика услышала цикл из семи пьес-сценок М. Мусоргского и 2 часть из Симфонии ре минор С. Франка – Д. Мэйсона. Во втором отделении прозвучали три пьесы из сюиты «Пеллеас и Мелизанда» Г. Форе, написанные композитором в 1898 году к одноименной драме М. Метерлинка. Завершила концерт трёхчастная фортепианная сюита Мориса Равеля, написанная в 1908 году как музыкальные иллюстрации к стихотворениям в прозе Алоизия Бертрана «Ночной Гаспар».

Ведущая концертной программы, музыковед Елена Смирнова провела для слушателей увлекательный экскурс, поведав об интересных фактах из истории создания сочинений и биографии композиторов. 

Любители фортепианного искусства тепло принимали пианиста, выражая благодарность за виртуозное исполнение музыкальных сочинений бурными аплодисментами.

С Павлом Нерсесьяном побеседовала пресс-секретарь Вологодской филармонии Евгения Лапцова.

– Павел Тигранович, скажите, пожалуйста, по какому принципу выстроена творческая программа сегодняшнего концерта?

–  Мне всегда интересно сделать программу, которая сочетает известные произведения с совершенно неизвестными. Так, только два года назад я раскопал цикл Бизе, увидев запись в Ютубе. Мне было важно проследить русские и французские взаимовлияния и понять, как Мусоргский повлиял на творчество французских композиторов – Равеля и Дебюсси. Поэтому я включил сочинение Равеля и пьесы Мусоргского, которые не так гениальны, как, скажем, «Картинки с выставки», но при этом очень интересны.

– А как Вы определяете, насколько гениально то или иное произведение?

– Гениальное – это такое, когда всегда находишь что-то новое в смыслах. Оно не исчерпывается. Есть очаровательные вещи, но они ясны с первого раза, гениальные же – растут вместе с тобой.

– Что для Вас важно в преподавательской деятельности?

– Я был жестким педагогом, т.к. вырос в конкурентной среде, подразумевающей, что все должны стать лауреатами международных конкурсов. Сейчас я понимаю, что не менее важно воспитывать слушателей. Ведь они приходят на живой концерт и могут получить тонкое удовольствие – от сиюминутного озарения исполнителя. Я стараюсь заинтересовать своих студентов.

– Есть ли универсальные механизмы, как заинтересовать?

– Показать, что правила в музыке не сковывают, а дают множество возможностей. Внутри правил – абсолютная бесконечность, свобода игры. Моя задача как педагога – показать дорогу, куда и для чего идти. Музыка открывает множество дверей, и первая из них – удовольствие.

Евгения ЛАПЦОВА